Государственный комитет по машиностроению СССР

Машиностроение

Машиностроение выполнило пятилетний план в три года. В 1932 г. задание пятилетнего плана по валовой продукции машиностроения перевыполнено па 57%. За четыре года пятилетки продукция машиностроения возросла в 4 раза Машиностроение стало мощной базой технической реконструкции народного хозяйства и обороны страны.

ССCР выдвинулся в первые ряды мирового машиностроения. По данным Берлинского конъюнктурного института СССР занял уже в 1931 г. в мировом машиностроении второе место после САСШ. Больше одной пятой продукции мирового машиностроения падало в 1931 г. на долю СССР.Удельный вес СССР и капиталистических стран в мировой продукции машиностроения (в %)*

ГодыСССРГерманияАнглияФранцияСАСШ19284,013,710,82,256,9193121,413,915,03,830,9* По данным Берлинского конъюнктурного института “Wohenbericht” № 19, 1932 г.

Мощность силового аппарата, обслуживающего рабочие машины, — наиболее общий показатель для сравнения производительной способности машиностроения СССР и капиталистических стран — показывает, что советское машиностроение находится примерно на одном уровне с машиностроением Германии. Мощность двигателей, обслуживающих рабочие машины, составляет в машиностроении СССР 1,1 млн. л. c., и Германии — 1,3 млн. л. с.[1].

Нужно при этом подчеркнуть, что плановое хозяйство обеспечивает такие возможности использования мощности производственного аппарата, такую его полезную нагрузку, которая немыслима для капиталистического хозяйства. По данным переписи оборудования средняя сменность металлообрабатывающего оборудования достигла в 1932 г. в машиностроении СССР для режущих станков двух смен и для давящих — 1,8 смены. 30% всех режущих и 22% давящих станков находятся на трехсменной работе[2]. По данным Берлинского конъюнктурного института нагрузка машиностроительных предприятий в Германии составляла в 1929 г. (высшая точка перед кризисом) всего 67,8% и снизилась в 1932 г. до 27,1% от полной загрузки в одну смену.

Процесс технического перевооружения народного хозяйства, развернувшийся за годы пятилетки, необходимость разрешения в первой пятилетке проблемы основного капитала потребовали в первую очередь реконструкции машиностроения. Отсталость советского машиностроения к началу пятилетки обусловила необходимость гигантского размаха строительства новых заводов и реконструкции старых. Уже к началу 1932 г. обновление основных фондов в машиностроении достигло 67,2%, а в электротехнической промышленности — 69,3%. Это грандиозное строительство обеспечило закрепление за машиностроением его ведущей роли в технической реконструкции народного хозяйства.

Машиностроительная промышленность СССР создана в полном смысле слова за годы пролетарской диктатуры. В сравнении с 1913 г. продукция машиностроения возросла в 10 раз. По данным переписи оборудования из всех станков, установленных на машиностроительных предприятиях СССР (включая метизы) к началу 1932 г., 66,6%; установлено после революции, 44,2% установлено за 3¼ года пятилетки (с 1929 г. по апрель 1932 г.). По производительной способности удельный вес станков, установленных за годы пятилетки, — станков более совершенных по конструкции и более эффективных, — будет конечно значительно выше.

Количество вновь установленных станков возрастало в течение пятилетки из года в год. За первый квартал 1932 г. Установлено больше станков, чем за весь 1929 г.Распределение металлообрабатывающих станков по году установки(в % к итогу)*

До 1917 г.1918‑1922 гг.1923‑1927 гг.1928 г.1929 г.1930 г.1931 г.I кварт.1932 г.33,43,713,84,96,012,419,76,1.* Данные переписи оборудования, проведенной на 10/IV 1932 г.

Огромный рост машиностроения на протяжении пятилетки происходил на более высокой технической основе: машиностроение перестроилось на началах массового и крупносерийного производства, технически перевооружилось, изменило свою отраслевую структуру.

За годы пятилетки значительно возросла концентрация машиностроения, одним из показателей которой могут служить данные о размерах предприятий по числу занятых в них лиц.

ПоказателиПредприятия с числом рабочих и служащих
От 51 до 200От 201 до 500От 501 до 1000От 1001 до 2000От 2001 до 5000Свыше 5001
 (в % к общему числу)
СССР на 1/I 1929 г.      
Количество предприятий35,730,614,69,16,73,3
Числен. рабочих и служащих4,610,911,814,223,535,0
На 1/I 1932 г.      
Количество предприятий25,021,619,115,511,17,7
Числен. рабочих и служащих1,74,18,012,520,453,3
Германия 1925 г.      
Количество предприятий69,918,36,43,41,50,5
Числен. рабочих и служащих22,018,314,515,015,414,8

На крупных заводах СССР с числом рабочих свыше 5 тыс. к началу 1932 г. было занято больше половины всех рабочих и служащих машиностроительной промышленности. В Германии предприятия этого типа охватывают только 14,8% всех рабочих и служащих[3].

Эти данные, хотя и относятся только к первым трем годам пятилетки и в них не находят отражения пущенные в 1932 г. новые заводы-гиганты (автомобильные заводы, завод «Шарикоподшипник», новые станкостроительные и инструментальные заводы), показывают тем не менее, какой огромный сдвиг произошел за годы первой пятилетки в концентрации производства.

В начале пятилетки основная часть машиностроительных заводов характеризовалась универсальностью производства. Высокая степень концентрации в советском машиностроении, проведенная реконструкция старых заводов и строительство новых машиностроительных гигантов обеспечили к концу пятилетки преобладающую роль массового и крупносерийного производства. Заводы массового производства, игравшие в начале пятилетки ничтожную роль, дали в 1932 г. 48,6%: всей продукции, в том числе заводы массово-поточного производства 35,1%. Заводы массового и крупносерийного производства вместе дали в 1932 г. 74,4%, всей машиностроительной продукции[4].

За годы пятилетки достигнуты значительные сдвиги в специализации машиностроительных заводов. Особые успехи в этом направлении имеются в с.‑х. машиностроении, электротехнической промышленности, станкостроении и точной механике. В значительной мере сконцентрировано на специализированных предприятиях производство общего технологического оборудования (краны, насосы, компрессоры), изготовление которого до последних лет было распылено по большому числу предприятий. Новые заводы автотракторной промышленности представляют собой высшую форму специализации на одном типе машин. Специализация ряда заводов по производству деталей машин (арматура, детали для автомобилей и тракторов и т. д.) и строительство новых центральных литейных, завода шарикоподшипников и других заводов положили основу развернутой плановой кооперации заводов.

Переход к массовому специализированному производству основывался на широком внедрении в советское машиностроение наиболее передовых видов металлообрабатывающего оборудования.

Автоматы и полуавтоматы, многорезцовые и многошпиндельные станки почти удвоили свой удельный вес за первые три с половиной года пятилетки. Две трети этих специальных сложных и в значительной мере автоматизированных станков установлены после 1928 г.

В новых и коренным образом реконструированных отраслях машиностроения, как например в автомобильной промышленности и в с.‑х. машиностроении (включая тракторостроение), удельный вес автоматов больше, чем в соответствующих отраслях в САСШ; револьверные автоматы составляют и автомобильной промышленности СССР 8,4% всего станочного парка, в САСШ — 7,9%; в с.‑х. машиностроении в СССР — 3,1 %, в САСШ — 1,3%[5].

Резкое увеличение удельного веса шлифовальных станков в станочном парке машиностроения за 3 года пятилетки (с 2,3% до 6,5%, исключая станки для заточки инструмента) показывает успешность внедрения новых способов обработки металлов, обеспечивающих необходимую точность, без которой были бы невозможны современные методы поточной сборки, основанные на взаимозаменяемости деталей. Для характеристики темпов, которыми внедряется шлифование, достаточно указать, что 45% всех шлифовальных станков установлены за последние два года.

В обработке металлов давлением все большими темпами внедряется штамповка, основанная на массовом производстве и заменяющая менее эффективные способы обработки металлов. 54% всех машин для холодной штамповки установлены в машиностроении за последние два с четвертью года. Почти все паровые штампы установлены за годы пятилетки.

Реконструкция литейного дела, осуществленная за последние годы пятилетки, характеризуется следующими цифрами о внедрении формовочных машин:

Типы формовочных машинКоличество машин в апреле 1932 г.Из них установл. за 3¼ года пятилетки (в %)
Для ручной забивки3 22144,3
Механизированные1 11088,2

На протяжении пятилетки интенсивно внедрялась электрическая и газовая сварка, в особенности в вагоностроении, сельхозмашиностроении, судостроении и электротехнике. Из 2 451 машин для газовой сварки, имевшихся в начале 1932 г., 84% вступили в работу за 3 года пятилетки, 72% — за 2 года. Из 6 649 электросварочных машин — соответственно 89,3% и 84,9%.

Преобладающая масса сварочных машин (74%) произведена советскими заводами.

Успехи технического перевооружения советского машиностроения особенно ярко характеризуются достигнутыми результатами в области его электрификации.

В 1932 г. переход машиностроительной промышленности с механического привода на электрический в основном закончился. В среднем для всей машиностроительной промышленности коэффициент электрификации составляет 98%.

Электрификация машиностроения проводилась на базе централизации электроснабжения и децентрализации электропривода, В 1928 г. электроэнергия, полученная машиностроительными заводами от районных электроцентралей, составляла 33,3% всей потребленной ими электроэнергии, в 1929 г. —39,2%, в 1930 г. — 58,0%, в 1931 г. —74,1%.

Одновременно с этим происходил интенсивный процесс перехода от общей трансмиссии, от мотора, обслуживающего целый цех или группу машин, к индивидуальному мотору.Удельный вес машин, работавших от индивидуального привода в 1932 г. (в %)

СтанкиМеталло­режущиеМеталло­давящиеДеревообра­батывающиеСтанки, работающие на индивидуальном приводе40,460,949,7В том числе:   От индивид. электромотора через передачу33,750,644,0От флянцмотора4,79,91,8От встроенного мотора2,00,13,9

Почти половина всех станков в машиностроении работали в начале 1932 г. от индивидуального привода. Наиболее совершенные формы электрификации производства, при которых ликвидируются промежуточные звенья (передача) и двигатель сращивается с рабочей машиной, — применение флянцмотора, непосредственно соединенного с валом машины, и встроенного мотора, в котором ротор мотора, и вал машины составляют одно целое, — играют уже заметную роль в машинострении.

Перевод станков на индивидуальный привод совершился в основном за годы пятилетки. Из станков, оставшихся от дореволюционного периода, на индивидуальном приводе работают только 15% из станков, установленных до 1928 г., — всего 18,7%; из станков же, установленных в 1932 г., две трети были вооружены индивидуальным электроприводом. Для 1917 г. и 1928 г. удельный вес станков с индивидуальным приводом надо считать еще меньшим, так как большая часть старых станков была переведена на индивидуальный привод только в последние 2‑3 года.

На протяжении первой пятилетки в отраслевой структуре машиностроения СССР произошли коренные изменения, Наряду со старыми отраслями машиностроения, значительно окрепшими за годы пятилетки, созданы новые отрасли: производство автомобилей и тракторов, металлургическое, горно-топливное и химическое машиностроение, производство авиационных моторов, производство радиоаппаратуры, производство измерительных и оптических приборов и т. п.

Нет такой отрасли машиностроения, которая к началу второй пятилетки отсутствовала бы в СССР. Нет такой машины, которую нельзя было бы при достигнутом в настоящее время вооружении машиностроения произвести внутри страны.

В соответствии с основными задачами индустриализации страны особое развитие получили те отрасли машиностроения, которые являются ведущими в реконструкции народного хозяйства и прежде всего тяжелой индустрии.

Энергетическое машиностроение

Пятилетний план придавал особое значение развитию энергетического машиностроения. За годы пятилетки как производство первичных двигателей, так и производство электросилового оборудования, находившиеся в 1928 г. в зачаточном состоянии, превратились в крупные отрасли машиностроения.Производство энергетического оборудования

Виды оборудования1928 г.1932 г.
Паровые турбины (тыс. кВт)34,0*702,0**
Гидротурбины (тыс. л. с.).79,6
Дизели (тыс. л. с.).40,0*147,0**
Турбогенераторы (тыс. кВт)99,6707,0
Гидрогенераторы (тыс. кВт)254,6
Прочие генераторы (тыс. кВт)10,679,4
Машины постоянного и переменного тока (тыс. кВт)410,32105,2
Трансформаторы (тыс. ква)433,43428,0
* Данные за 1927 г.** Данные за 1931 г.; за 1932 г. итоги за 1932 г. еще не подведены

В 1931 г. производство первичных двигателей в СССР равнялось 45% выпуска САСШ в 1927 г.

ДвигателиСССР 1931 г.САСШ 1927 г.Паровые турбины (тыс. л. с.)9552 409Дизели и прочие нефтяные двигатели (тыс. л. с.)277,2367,5

Мощность всех первичных двигателей, произведенных в 1931 г., достигает 1,3 млн. л. с., что равняется 95% мощности всех электростанций в дореволюционной России, включая заводские, коммунальные, железнодорожные и т. д.

Для характеристики качественных изменений в производстве первичных двигателей необходимо отметить все большую концентрацию мощности в отдельном агрегате. Каждая из крупных турбин в 50 000 кВт, выпускаемых заводом им. Сталина, превосходит по своей мощности в полтора раза мощность всех выпущенных турбин в 1928 г. (34 000 кВт) Освоено производство дизелей мощностью в 3 250 л. с. На очереди освоение производства дизелей в 10 000 л. с. и выше, предназначенных для снятия пиковых нагрузок электростанций.

Еще более крупные успехи достигнуты в электропромышленности.

Электропромышленность выполнила пятилетку в 2½ года. Продукция электропромышленности возросла за 4 года в 5 раз. Еще в 1931 г. советская электротехника заняла по объему продукции третье место в мире после САСШ и Германии.

Структура производства электротехнической промышленности СССР и капиталистических стран весьма различна. Так, в электропромышленности САСШ удельный вес машино- и аппаратостроения составлял 27,7% в 1929 г. и 18,9%. в 1930 г.; в советской же электропромышленности — 41,2% в 1930 г. и 42% в 1931 г.

Основная часть продукции электропромышленности СССР — почти половина — представляет собой оборудование для силового хозяйства. Это решающая и наиболее сложная часть электротехнической промышленности, в которой СССР особенно далеко продвинулся вперед.

В САСШ произведено в 1929 г. генераторов общей мощностью в 3,2 млн. кВт.; мощность генераторов, произведенных в СССР в 1932 г., равняется 1 млн. кВт — 31% максимального выпуска, достигнутого в САСШ.

Электротехническая промышленность, как и все советское машиностроение, радикально изменила состав своей продукции за годы пятилетки. От первых 7 турбогенераторов средней мощности в 1,3 тыс. кВт, выпущенных в 1924 г., генераторостроение перешло в 1931 г. к производству турбогенераторов мощностью в 50 тыс. квт. В 1932 г. заводом «Электросила» выпущен крупнейший в мире гидрогенератор в 62 тыс. кВт для Дпепростроя. Вводимый в эксплуатацию в 1933 г. Харьковский турбинный завод оборудован мощными станками и кранами, которые позволяют освоить производство генераторов в 100 тыс. кВт в одном агрегате.

От первых трансформаторов в 100 ква, выпущенных на «Электрозаводе» в 1928 г., пройден путь до производства трансформаторов мощностью в 20 тыс. ква и напряжением 150 тыс. вольт в 1931 г. и 220 тыс. вольт в 1932 г.

В первой пятилетке осуществлен переход на массово-поточное производство электромоторов, которое вместе с коренным улучшением конструкции моторов позволило значительно снизить их себестоимость. Освоено массовое производство автотракторного электрооборудования и сварочных машин, серийное производство масляных выключателей, ртутных выпрямителей, электропечей, электрокар, м оторов для врубовых машин.

Станкостроение и инструментальная промышленность

Пятилетний план особо подчеркивал значение станкостроения и инструментальной промышленности. «Развитие и успехи машиностроения невозможны без предварительной организации соответствующего объема производства металло- и деревообрабатывающих станков. Экономический и технический прогресс всякого машиностроения находится в прямой зависимости от соответственного оборудования станками и инструментами. Отсюда ясна ведущая роль станкостроения и инструментального дела» («Пятилетний план», т. II, ч. 1, стр. 156).

Крупное станкостроение создано целиком за годы пятилетки. Из наличного станочного парка станкостроительной промышленности по данным за апрель 1932 г. 70% станков установлены за 3¼ года пятилетки; 83% всех станков установлены за годы революции.

Старые станкостроительные заводы подверглись коренной реконструкции. В 1932 г. пущена первая очередь двух станкостроительных гигантов, равных которым нет ни в одной капиталистической стране: Московский завод револьверных станков с годовым производством 6,7 тыс. станков и Горьковский завод фрезерных станков — 8 тыс. станков. Строится новый завод сверлильных станков в Харькове.

Интенсивный рост станочного парка СССР во все большей мере базируется на внутреннем производстве станков. По данным переписи оборудования из станков, оставшихся от дореволюционной России, станки внутреннего производства составляют только одну четверть, в то время как три четверти составляют импортные станки. За годы пятилетки имела место значительная передвижка удельных весов внутреннего и импортного оборудования в комплектовании станочного парка (см. табл.).Источники комплектования металлорежущего оборудования СССР

Годы% станков внутреннего производства% импортных станков
До 1917 г.2476
1928 г.3466
1932 г. (I кв.)4654

В оборудовании, установленном в 1932 г., станки советского производства составляют уже почти половину.

Задача, поставленная пятилетним планом, — удовлетворение потребности страны в наиболее ходовых станках — в основном решена. Производство универсальных станков не только получило в первой пятилетке быстрое развитие по количеству выпускаемых станков, но от производства наиболее элементарных видов универсальных станков советское станкостроение перешло к изготовлению универсальных станков с более совершенными и эффективными принципами управления. Освоено производство современных типов токарных станков и новых видов сверлильных станков, продольно-строгальных, шепингов, горизонтально-расточных и т. п. На новых заводах в Москве и Горьком ставится поточное производство револьверных и фрезерных станков.

Рост машиностроения потребовал развития инструментальной промышленности. За годы первой пятилетки реконструированы и расширены старые заводы («Пневматика», им. Воскова в Ленинграде, Московский инструментальный,. Златоустовский завод и др.). Введены в эксплуатацию (первыми очередями) два крупнейших новых завода в Москве — «Калибр» и «Фрезер», один из которых не был предусмотрен пятилетним планом. Помимо того мощность инструментального производства возросла за счет реконструкции старых и постройки крупнейших инструментальных цехов при новых заводах (Сталинградском тракторном, Московском автомобильном заводе им. Сталина и др.). По своей мощности, технике и организации производства цехи эти находятся на уровне лучших американских инструментальных заводов. Освоено производство наиболее квалифицированных видов инструмента (сложная пневматика, плитки Иогансона, микрометры, резьбо­микрометры, плашки Линдес, червячные фрезы, броши и пр.), ранее полностью ввозившиеся из-за границы. Качество инструмента повышено внедрением быстрорежущих сталей и сверхтвердых сплавов («Видиа», «Победит», «Сталинит», «Смена»).

За годы первой пятилетки создана новая отрасль промышленности — абразивная, теснейшим образом связанная с развитием точного массового производства. Из небольших полукустарных мастерских в Ленинграде и Луге (Ленинградской области) выросли современные заводы; построен новый мощный абразивный комбинат в Челябинске, производящий алунд и карборунд, а также алундовые и карборундовые изделия.

Металлургическое, горно-топливное и химическое машиностроение

Производство современного оборудования для металлургии, для топливной и химической промышленности создано почти целиком за годы пятилетки. Продукция специализированных заводов тяжелого машиностроения выросла за эти годы в 3,7 раза и достигла в 1932 г. 375 млн. руб. (в ценах 1926/27 г.).

Эти данные не отражают полностью действительных размеров и роста производства оборудования для металлургической, топливной и химической промышленности, так как для снабжения этих отраслей оборудованием были использованы за последние годы производственные мощности не только специализированных заводов, но и большого числа других машиностроительных заводов СССР.

За годы пятилетки советские заводы освоили производство всех основных видов горно-металлургического оборудования — от врубовых машин и отбойных молотков для угольных и рудных шахт до турбовоздуходувок, разливочных машин и блюмингов; от бурового оборудования до сложной аппаратуры для крекингов и трубчаток. Химическое машиностроение освоило производство кислотоупорной и щелочестойкой аппаратуры и оборудования для процессов, протекающих под большим давлением и при высоких температурах.

Какое место заняло тяжелое машиностроение во вновь устанавливаемом оборудовании к концу первой пятилетки, видно из следующего сопоставления: в 1931 г. его удельный вес во вновь установленных металлообрабатывающих станках составлял 5,5%, в I квартале 1932 г. — 7%, а из общего числа станков, находившихся к концу I квартала 1932 г. в монтаже или в пути к заводам, — около 30%.

Особое значение для всего народного хозяйства приобретает пуск в 1933 г. Свердловского, частично уже работающего, и Краматорского заводов тяжелого машиностроения мощностью первый в 100 тыс. тонн годовой продукции и второй в 150 тыс. тонн, оборудованных мощными прессами в 3 тыс., 6 тыс. и 10 тыс. тонн. Эти два завода по мощности и техническому совершенству своего оборудования не имеют равных себе ни в одной из капиталистических стран.

Средняя мощность металлорежущих станков, установленных в механическом цехе Свердловского завода, равна 14,5 л. с., нового Краматорского завода — 15 л. с., в то время как средняя мощность станков на старом Краматорском, наиболее мощном заводе из старых заводов тяжелого машиностроения, составляет 8,8 л. с.

С освоением мощности Свердловского и нового Краматорского заводов и завершением реконструкции старых предприятий горно-металлургического машиностроения, подавляющая часть оборудования, нужного металлургии и топливной промышленности для намеченной программы их развертывания во втором пятилетии, будет производиться внутри СССР.

Транспортное машиностроение

За годы пятилетки создано мощное, организованное по принципу работы непрерывным потоком массовое производство автомобилей. Автозавод им. Молотова в Горьком, пущенный в начале 1932 г., и автозавод им. Сталина в Москве, введенный в эксплуатацию в конце 1931 г., — крупнейшие автомобильные заводы в Европе — выпустили уже в первом году их работы (1932 г.) 22,8 тыс. машин.Выпуск автомобилей в СССР (без машин, собранных из импортных деталей)

Заводы1927/28 г.1928/29 г.1929/30 г.1931 г.1932 г.Завод им. Сталина5861 1002 5902 89115 149Завод им. Молотова————7 697Ярославский завод912086461 1141 219 

Отличительной чертой советского автомобилестроения является большой удельный вес грузовых машин, что вызывается необходимостью обслуживания в первую очередь потребностей растущего грузооборота страны. Советское автомобилестроение может при полном использовании мощности действующих заводов дать примерно столько же грузовиков, сколько производили в 1929 г. все европейские страны, вместе взятые.

Значительно увеличило свою продукцию за годы пятилетки железнодорожное машиностроение.Производство подвижного состава для железных дорог

Подвижной состав1927/28 г.1932 г.
Паровозы (магистральные)479827
Товарные вагоны в 2‑осном исчислении*9 13021 612
Пассажирские вагоны (включая вагоны для электрифицированных дорог)2751074
Трамвайные вагоны466974
* Включая производство товарных вагонов заводами НКПС

Реконструкция ж.-д. транспорта потребовала перехода к производству более мощных видов подвижного состава. Прекращен выпуск 16‑тонных товарных вагонов, грузоподъемность 2‑осных вагонов увеличена до 20‑25 тонн, 4‑осных — до 50‑70 тонн. Большегрузные (4‑осные) вагоны составляли в 1932 г. 57% всего выпуска вагонов по количеству осей и 62% по своей грузоподъемности.

Растущий грузооборот нефтяных продуктов в связи с механизацией сельского хозяйства и автомобилизацией страны, рост перевозок руды, угля, строительных материалов и повышенные требования, которые предъявляют к транспорту бурно растущие промышленные центры, обусловили быстрое развитие производства специальных и саморазгружающихся вагонов.Производство специальных вагонов

Вагоны1927/28 г.1932 г.Изотермические вагоны 4‑осные—1 465Цистерны 4‑осные4992 504Цистерны 2‑осные—638Вагоны саморазгружающиеся 4‑осные—1 250Вагоны саморазгружающиеся 2‑осные—1 451

Специальные вагоны составили в 1932 г. 68% всего выпуска вагонов (по количеству осей).

Паровозы серий «Э» и «СУ» подверглись за годы пятилетки реконструктивным усовершенствованиям, увеличивающим тяговую мощность паровоза этих серий примерно на 10%. В 1931 г. и 1932 г. выпущены первые сверхмощные товарные паровозы «ФД» с давлением на ось в 20 тонн и мощные пассажирские паровозы «ИС».

Развернутое в первом пятилетии строительство новых паровозных и вагонных заводов и происходящая реконструкция старых позволят во втором пятилетии намного увеличить выпуск подвижного состава для железнодорожного транспорта.

В 1933 г. входит в эксплуатацию новый Луганский паровозостроительный завод, рассчитанный на выпуск в 1 080 паровозов в год серии «ФД». В пересчете на тяговую силу паровозов серии «Э» это составит удвоенный выпуск товарных паровозов в 1932 г.

В Новочеркасске строится новый завод паровозов для промышленного транспорта. В Орске строится паровозо-тепловозный завод. Коломенский завод, выпустивший уже первые образцы тепловозов, готовится к серийному выпуску этих новых видов локомотивов, предназначенных для безводных районов СССР. В 1933 г. входит в эксплуатацию новый электровозный цех на заводе «Динамо», которым закладывается основа серийного производства электровозов (до 100 электровозов в год). Строится новый мощный электровозный завод в Кашире.

Строятся мощный вагонный комбинат в Тагиле и новый завод пассажирского вагоностроения в Казани.

К концу 1933 г. должны быть пущены заводы чугунных колес и заготовительные цехи (литых тележек, автосцепок и кузнечный) Нижнетагильского вагоностроительного комбината, что позволяет ликвидировать тот недостаток в тележках и колесах, которыми лимитируется в настоящее время выпуск вагонов, и обеспечить снабжение транспорта автосцепкой для модернизации действующего подвижного состава.

Заканчивается строительство Воронежского завода, который будет выпускать оборудование для автоблокировки, имеющей первостепенное значение для увеличения пропускной способности железнодорожной сети. Этот новый завод вместе с заводом им. Козицкого в Ленинграде, освоившим уже производство оборудования для автоблокировки, обеспечивает полностью потребность железнодорожного транспорта СССР.

В годы первой пятилетки создано мощное судостроение.

Продукция судостроительных заводов в 1932 г. увеличилась против 1927/28 г. в 3,5 раза.

Верфи морского судостроения построили за 4 года пятилетки 86 коммерческих судов водоизмещением от 1 000 тонн (рыболовные траулеры) до 18,7 тыс. тонн (нефтеналивные теплоходы). Дореволюционное судостроение, несмотря на все льготы и поощрения, установленные царским правительством, за 13‑летний период (1905‑1917 гг.) сумело спустить со стапелей всего 9 морских коммерческих судов с максимальным водоизмещением в 3,8 тыс. тонн. Общий тоннаж выпущенных за годы пятилетки судов составляет свыше 200 тыс. тонн и превышает тоннаж судов, построенных царской Россией за 13 лет, в 8 раз.

Созданы новые типы советских морских судов и освоен серийный выпуск теплоходов-рефрижераторов грузоподъемностью в 2,4 тыс. тонн и 3,2 тыс. тонн, теплоходов-экспрессов на 550 пассажиров, нефтевозов в 7,5 и 10 тыс. тонн, сухогрузных теплоходов в 6,5 тыс. тонн, лесовозов в 5,5 тыс. тонн.

Производство речных самоходных судов (пассажирских и буксирных), исчислявшихся единицами в годы, предшествующие пятилетке, доведено в 1932 г. до 87 единиц, общей мощностью в 18,9 тыс. индикаторных сил.

Основные фонды предприятий речного судостроения (объединение «Речсоюзверфь») с 18,9 млн. руб. на 1 января 1931 г. возросли к 1 января 1933 г. до 48,3 млн. руб. Заводы речного судостроения подверглись коренной реконструкции: 71% имевшегося к началу 1932 г. парка металлообрабатывающих станков установлено за годы революции, 50% станочного парка установлено за первые три года пятилетки.

Строительство корпуса крупных морских судов, длившееся еще несколько лет тому назад от 10 до 18 мес., сокращено до 6‑7 мес., а по траулерам — до 3 мес. Установка двигателей в собранном виде позволила сократить до 2‑3 месяцев сроки достройки судов на плаву, растягивавшиеся в прежнее время нередко до 2,5 лет.

Большое распространение в судостроении получила электросварка, значительно ускорившая и удешевившая судостроение.

Сельскохозяйственное машиностроение

Советский союз располагает наиболее развитым сельскохозяйственным машиностроением в мире. В с.‑х. машиностроении СССР в начале 1932 г. (апрель) было установлено 14,5 тыс. станков — на 2,3 тыс. станков больше, чем в с.‑х. машиностроении САСШ в 1930 г. Две трети всех станков в сельскохозяйственном машиностроении СССР установлено за первые три года пятилетки.Продукция сельскохозяйственного машиностроения (включая тракторостроение)

Показатели1913 г.1927/28 г.1929 г.1930 г.1931 г.1932 г.Продукция (в млн. руб. в ценах 1926/27 г.)55,0161,0270,1452,8730,9890,4В % к 1913 г.100,0292,7491,1823,31 328,91 618,9В % к 1927/28 г.—100,0167,8281,2451,0553,0

Продукция с.-х. машиностроения за годы пятилетки увеличилась более чем в 5,5 раза. Производство с.‑х. машин сконцентрировано на 48 заводах, продукция которых в 1932 г. превышала в 16 раз продукцию 722 предприятий с.-х. машиностроения в дореволюционной России.

За годы пятилетки состав продукции с.-х. машиностроения подвергся коренному изменению. От обслуживания мелкого и мельчайшего крестьянского хозяйства с.-х. машиностроение перешло к производству средств технического перевооружения наиболее крупного сельского хозяйства.

Производство тракторов от нескольких сотен (874) в 1927 г. поднялось до 50 тыс. в 1932 г. Полная производственная мощность действующих тракторных заводов (без «Красного путиловца») равняется 100 тыс. тракторов с суммарной тяговой силой 1 500 тыс. л. с. В 1933 г. входит в эксплуатацию первая очередь Челябинского завода гусеничных тракторов, общая мощность которого по окончании строительства всех очередей составит 40 тыс. тракторов в год (2 000 тыс. л. с.).

Удельный вес машин механической тяги во всей продукции с.‑х. машиностроения (без тракторов) составлял в 1927/28 г. 2,6%. В 1932 г. этот процент поднялся до 84.

Освоено массовое производство комбайнов: выпуск комбайнов от 347 в 1930 г. поднялся до 10 тыс. в 1932 г. Действующие 3 комбайных завода могут при полной нагрузке и полном освоении их производственной мощности выпустить 40 000 комбайнов — больше максимального выпуска САСШ в 1929 г. (36,9 тыс.).

За последние 2‑3 года поставлено крупносерийное и массовое производство нового инвентаря для механизации трудоемких процессов в обработке технических и пропашных культур: хлопко-кукурузные сеялки, картофелесажалки, свеклокопатели, свеклокомбайны, картофелекопатели, кукурузные пиккера, льнотеребилки, хлопкоуборочные машины и т. д. Освоено производство сеноуборочного и животноводческого инвентаря.

Ежегодное освоение большого количества новых типов, видов и конструкций с.-х. машин подготовило кадры квалифицированных конструкторов; накоплен технический опыт, позволяющий ныне быстро конструировать и вводить в производство новейшие типы машин для социалистического сельского хозяйства.

Производство оборудования для легкой и пищевой промышленности

Быстрыми темпами развертывалось на протяжении первой пятилетки производство в объединениях, производящих оборудование для легкой и пищевой промышленности.Валовая продукция объединений, производящих оборудование для легкой и пищевой промышленности (в тыс. руб. и ценах 1926/27 г.)

Объединения1927/28 г.1932 г.% ростаСоюзтекстильмашина26 06671 403273,9Союзкожобувьмашина1 95010 665516,9Союзпродмашина16 67860 770364,4

Заводы этих объединений специализированы за годы пятилетки на определенных типах машин, что позволило организовать крупносерийное производство оборудования для легкой и пищевой промышленности. Большое количество оборудования для легкой и пищевой промышленности (в особенности сахарной) производится и на заводах других объединений.

В связи с созданием собственной сырьевой базы легкой и пищевой промышленности особое внимание было обращено за годы первой пятилетки на постановку производства ранее не изготовлявшегося в СССР оборудования для первичной обработки сельскохозяйственного сырья (для хлопкоочистительных заводов, заводов по первичной обработке льна, шелкомотальных заводов, мельниц, предприятий по переработке овощей, мясокомбинатов) и для хранения сырья (элеваторы и холодильники).

Машиностроение освоило производство оборудования для хлопчатобумажной промышленности по всей его номенклатуре — от усовершенствованных машин для первичной обработки волокна до ватерных машин. Советские заводы выпускают шерстомоечные и трепальные машины, шерсточесальные аппараты (двух- и трехпрочесные), перемоточные машины, ткацкое и ткацкоотделочное оборудование для шерстяной промышленности. Для промышленности лубяных волокон освоены быстроходные ватеры советской конструкции, ткацкое и ткацкоотделочное оборудование. Освоено производство сложных машин для трикотажной промышленности (круглотрикотажные автоматы, чулочные автоматы и др.). Организовано серийное производство кожевенных и сложных обувных машин. До первой пятилетки советские заводы не производили швейных машин промышленного типа (производились лишь так называемые семейные машины). В первой пятилетке освоено серийное производство специальных швейных машин быстроходного типа (с числом оборотов 2 000‑2 200 в мин.) для швейной и кожевеннообувной промышленности; осваивается производство сложных швейных машин для трикотажной промышленности (с числом оборотов 3 000 в мин.).

В 1932 г. поставлено производство ротационных печатных машин, линотипов и переплетных машин. Почти в 4 раза увеличилось за годы пятилетки производство оборудования для пищевой промышленности. Новые, построенные в первой пятилетке механизированные хлебозаводы, мельницы и маслобойные заводы, элеваторы и консервные заводы оборудованы в основном машинами советского производства. В связи с быстрым ростом общественного питания заново поставлено массовое производство оборудования для фабрик-кухонь и механизированных столовых.

***

Огромное строительство, осуществленное за годы пятилетки в машиностроении, создание мощной базы тяжелой индустрии — черной и цветной металлургии — обеспечило развертывание советского машиностроения в масштабах, превративших эту ранее отсталую отрасль народного хозяйства в передовую, мощную по своему техническому вооружению и производственным возможностям отрасль народного хозяйства.

Гигантский размах развития советского машиностроения за годы первой пятилетки обеспечил быстрый рост технического вооружения всех отраслей народного хозяйства и создал материальную базу для решения задачи завершения социалистической реконструкции промышленности, транспорта и сельского хозяйства во втором пятилетии.

Примечания:

[1] Для сопоставимости данных по СССР и Германии из приведенных данных исключена электротехника. Данные относятся к предприятиям с числом рабочих и служащих свыше 50 человек.

[2] При этом необходимо иметь в виду, что многие новые заводы, находящиеся еще в пусковом периоде, работают лишь в одну смену, что снижает среднюю сменность станочного парка.

[3] Для сопоставимости данных исключены предприятия с числом рабочих и служащих до 50.

[4] По данным за первое полугодие 1932 г.

[5] По СССР — данные переписи оборудования 1932 г.; по САСШ — “American Machinist” за 1930 г.

Во время перестройки один из главных тезисов в новой хозяйственной политике заключался в том, что в советской экономике были недостаточны темпы развития машиностроения. Из-за этого в хозяйстве имел место перерасход ручного труда, людям приходилось работать в относительно тяжелых условиях, а отдача была меньше, чем в странах с более развитым машиностроением. Все это было верно – за истекший до 80-х годов период советское машиностроение не успело насытить хозяйство достаточным количеством машин необходимого технического уровня и ассортимента. Вопрос в том, куда повели дело реформаторы. Улучшила ли реформа обеспечение российского хозяйства машинами или ухудшила? В ходе реформы происходила деградация гражданского машиностроения, производство в котором сократилось к 1999 г. по сравнению с 1991 г. в шесть раз (без учета производства легковых автомобилей). В ходе развития отечественного машиностроения происходило, прежде всего, обеспечение хозяйства страны теми ключевыми видами машин и механизмов, которые брали на себя выполнение самых массовых трудоемких работ. Даже и на этих направлениях машиностроение не могло еще удовлетворить самые острые потребности хозяйства за очень короткий, по сравнению с промышленным Западом, срок советской индустриализации. Например, максимум, которого удалось достичь в РСФСР в насыщении сельского хозяйства тракторами, составил всего 12 машин на 1000 га пашни (1988) – при среднеевропейской норме 100-120 машин на 1000 га. Начатая в 1990 г. реформа парализовала машиностроение России и за десять лет простоя производственных мощностей привела к его глубокой деградации. Крупные машиностроительные предприятия были расчленены, так что число предприятий за годы реформы выросло в 10 раз и колеблется на уровне 54-55 тысяч. Количество рабочих, занятых в отрасли, сократилось в 2,4 раза. Рассмотрим динамику этого процесса на ряде примеров, выбирая для них именно ключевые (системообразующие) типы машин – те, от производства которых зависят целые отрасли хозяйства. Первым таким типом машин можно считать те, которые создают энергетическую базу любого производства – обеспечивают его теплом, электричеством, механической силой. Одним из таких ключевых устройств, которыми машиностроение регулярно снабжало народное хозяйство, являются современные паровые котлы. Динамика их производства в РСФСР и РФ представлена на рис. 4-19.  Рис. 4-19. Производство паровых котлов производительностью свыше 10 т пара/час в РСФСР и РФ, тыс. т пара/час

 В течение 80-х годов ежегодно в среднем в России выпускалось паровых котлов (с производительностью свыше 10 тонн пара в час) суммарной мощности 45,6 тыс. тонн пара. К 1999 г. объем производства упал до 3,2 тыс. тонн – более чем в 14 раз. В 2000 г. он слегка вырос – до 3,8 тыс. т., что в 13 раз меньше, чем в 1980 году. Второй важнейший тип энергетических машин – турбины. Динамика их выпуска показана на рис. 4-20.  Рис. 4-20. Производство турбин в РСФСР и РФ, млн. кВт

 Соответственно сокращению производства турбин снизился и выпуск генераторов к турбинам. После 1970 г. их ежегодный выпуск, вплоть до реформы, обеспечивал суммарную мощность около 13 млн. квт. Он начал слегка снижаться в годы перестройки, а в 2000 г. составил суммарную мощность 200 тыс. квт, то есть в 65 раз меньше, чем в 70-80-е годы. В 2001 г. он слегка вырос – до 317 тыс. квт. Резко сократился в годы реформы выпуск машин, которые статистика объединяет в категорию «электрические машины крупные». Этот процесс представлен на рис. 4-21.  Рис. 4-21. Производство электрических машин крупных в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 В 6-7 раз уменьшилась по сравнению с 70-80-ми годами суммарная мощность выпускаемых ежегодно после 1996 г. двигателей переменного тока – с 20-21 млн. квт до 3 млн. квт. В 2000 г. производство частично восстановилось – до 5,7 млн. квт. Дизели и дизель-генераторы предназначены для автономного энергоснабжения в сельской местности и удаленных местах (геологоразведка, бурение и т.п.). Их выпуск отечественным машиностроением достиг максимума в середине 70-х годов, а затем, по мере все более полной электрификации хозяйства с питанием от стационарной сети стал снижаться, оставаясь, однако, на уровне производства 20-25 тыс. машин в год. В результате реформы он упал примерно в 10 раз по сравнению с 80-ми годами (см. 4-22).  Рис. 4-22. Производство дизелей и дизель-генераторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 При этом надо подчеркнуть, что именно сейчас Россия втягивается в такое состояние, когда насущно необходимыми станут именно автономные источники энергоснабжения. Это связано не только с острой потребностью в возобновлении массированных работ по разведочному бурению (хотя бы на нефть и газ), но и с деградацией и разрушением стационарных сетей электроснабжения в сельской местности. Важной системой больших машин являются машины, выполняющие наиболее трудоемкие работы в строительстве (дорожном, жилищном, капитальном и др.) – при выемке, перемещении и планировке грунта, подъеме тяжестей и т.д. Можно сказать в целом, что в этой подотрасли реформа нанесла отечественному машиностроению тяжелейший удар. Вместо той модернизации и обновления моделей, которые планировались начиная с середины 80-х годов, произошло свертывание и производства, и конструкторских разработок. На рис. 4-23 показана динамика производства одной из главных массовых машин – экскаваторов. Уже к 1975 г. их производство в России вышло на стабильный уровень, позволяющий поддерживать хозяйственную деятельность страны с ее небольшим ежегодным приростом (около 3,5% ВВП). Этот уровень составлял выпуск 25-27 тыс. экскаваторов в год. Что же произошло в результате реформы? Производство экскаваторов рухнуло обвально, опустившись до 2,6 тыс. в 1999 г. (3,4 тыс. в 2000 г.). При этом существенно уменьшилась средняя емкость ковша производимых экскаваторов – с 0,7 куб. м в 1990 г. до 0,55 во второй половине 90-х годов.  Рис. 4-23. Производство экскаваторов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Отечественное производство экскаваторов стабилизируется на уровне, абсолютно не соответствующем масштабам страны и ее потребностей, а заместить свое производство импортом нереально из-за скудных валютных возможностей РФ. За 1996 и 1997 гг. импорт экскаваторов за вычетом экспорта составил 802 машины (около 2% от дореформенного уровня отечественного производства), за 1999 и 2000 гг. импорт экскаваторов за вычетом экспорта составил 1083 машины. Таким образом, когда будет израсходован ресурс парка экскаваторов, поставленных хозяйству в советское время, будут поневоле резко свернуты и так уже незначительные объемы земляных работ. Главной большой машиной на строительстве зданий и сооружений являются башенные краны. Динамика их производства в России представлена на рис. 4-24. После того, как в середине 80-х годов было освоено производство кранов нового поколения и объем выпуска был вновь доведен до 2,5 тыс. кранов в год, началась реформа и произошел катастрофический спад производства, которое в 1996-1999 гг. было практически прекращено – в 2000 г. было выпущено 36 штук.  Рис. 4-24. Производство башенных кранов грузоподъемностью 5 т и выше в РСФСР и РФ, шт.

 Ненамного лучше обстоит дело и с производством кранов на автомобильном ходу – незаменимой массовой машины в строительстве и на транспорте. Начиная с середины 70-х годов в России поддерживался стабильный уровень их производства около 15 тыс. машин в год. В результате реформы это производство было практически свернуто, упав в 1998 г. до 1,1 тыс. Оно стало постепенно восстанавливаться начиная с 1999 г. Динамика процесса представлена на рис. 4-25.  Рис. 4-25. Производство кранов на автомобильном ходу в РСФСР и РФ, шт.

 Необходимыми для строительства машинами являются бульдозеры и грейдеры. Их производство понесло примерно такой же урон в результате реформы, как и производство кранов и экскаваторов. Динамика выпуска этих машин показана на рис. 4-26 и 4-27.  Рис. 4-26. Производство бульдозеров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

Рис. 4-27. Производство автогрейдеров в РСФСР и РФ, шт.

 При этом надо сказать, что импорт всех этих машин лишь в очень малой степени компенсирует спад производства. В 1996-2000 гг. было продано на экспорт 1461 из произведенных в РФ бульдозеров, а закуплено по импорту 1472. То есть превышение импорта над экспортом за пять лет составило всего 11 машин. Вообще производство машин для строительства дорог понесло в годы реформы исключительно тяжелый урон. Если в 1990 г. было выпущено 15,4 тыс. больших машин для дорожного строительства, то к 1996-1997 гг. их выпуск снизился до 1,2-1,3 тыс. Это производство перестало отражаться в публикуемой статистике. Наконец, самой важной и самой массовой машиной, главным элементом всей технологической системы сельского хозяйства, базой для многих специализированных машин (экскаваторов, бульдозеров и др.) является трактор. Развитие, начиная с 30-х годов, мощного отечественного тракторостроения стало одним из важных условий выхода всего народного хозяйства СССР и РСФСР на уровень, соответствующий жизненным потребностям страны, – как в сфере производства, так и в обороноспособности. Одним из важнейших результатов реформы 90-х годов, который будет иметь долговременный характер и окажет большое влияние на судьбы России и ее народов, является, несомненно, почти полная ликвидация отечественного тракторостроения. Смотрите рис. 4-28  Рис. 4-28. Производство тракторов в РСФСР и РФ, тыс.шт.

 Свернуто производство даже тех машин, которые были любимым объектом пропаганды реформаторов, в пику «гигантомании плановой экономики» – производство минитракторов. В 1998 г. их было выпущено в 78 раз меньше, чем в 1993 г. – всего 100 штук на всю Россию (в 2000 г. 500 штук – в 16 раз меньше, чем в 1993 году). Остановка отечественного производства тракторов лишь в малой степени компенсируется импортом из стран СНГ. Так, за 1996-1997 гг. в РФ было импортировано 18468 тракторов, экспортировано в СНГ 2956 – в РФ осталось, как превышение импорта над экспортом, 15,5 тыс. тракторов. В 2000 г. превышение импорта над экспортом еще меньше – около 13 тыс. тракторов. Следует напомнить, что идеологи реформы в СССР и РСФСР загодя начали готовить общественное мнение к ликвидации отечественного тракторостроения. В СМИ и даже в научную литературу был запущен миф о том, что якобы колхозы и совхозы перенасыщены ненужными им тракторами, а их продолжают производить – вот он, дескать, абсурд плановой экономики. Реальность, однако, была такова: в 1988 г. на 1000 га пашни в РСФСР было 10,54 тракторов, в Польше 77, в Италии 144 и в Японии 476. Заметим, что хотя обычно сельское хозяйство СССР сравнивали с США, в отношении тракторов большим подобием обладает Западная Европа. В СССР основное производство зерновых было сосредоточено в Европейской части, а большие равнинные пространства, подобные американским, имелись лишь в Казахстане. Тем не менее, в целом США имели в 1988 г. 34,4 трактора на 1000 га пашни – в три раза больше, чем СССР. Это огромная разница. Перед началом сева 2001 г. Минсельхоз РФ доложил, что на 1 марта 2001 г. в сельском хозяйстве России имелось 514,4 тыс. исправных тракторов. В 1986 г. их было 1424 тыс. Сегодня оставшаяся техника работает на износ, который при столь высокой нагрузке ускорился. Сходное положение возникло в результате реформы и в производстве зерноуборочных комбайнов. Оно было практически парализовано, оживление производства наметилось только в 2000-2001 гг. Динамика выпуска в России приведена на рис. 4-29.  Рис. 4-29. Выпуск зерноуборочных комбайнов в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Важнейшей машиной для всего народного хозяйства страны (как и для обороноспособности) является грузовой автомобиль. Особое значение он имеет в условиях России для сельского хозяйства. С конца 60-х годов производство грузовиков в РСФСР быстро росло и в середине 80-х годов вышло на уровень 700 тыс. машин в год. В ходе реформы произошло резкое падение производства – в 5 раз. В 1999-2000 гг. наблюдалось некоторое оживление производства, но в 2001 г. оно опять сократилось. Динамика его представлена на рис. 4-30.  Рис. 4-30. Производство грузовиков в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Примерно так же обстоит дело и с производством грузовых автомобилей с дизельными двигателями – их выпуск сократился примерно в 4 раза и составил в 2001 г. 43,5 тыс. штук. Импорт грузовых автомобилей в очень малой степени компенсирует спад производства. Из стран вне СНГ импортируется 5-8 тыс. машин в год, из стран СНГ 8-12 тыс. при сравнимом по масштабам экспорте – в СНГ 8-9 тыс., в страны вне СНГ 4-5 тыс. машин в год. В целом состояние производства сельскохозяйственной техники примерно такое же, как тракторов и комбайнов. Вот выводы доклада Министерства сельского хозяйства РФ «Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России» (Москва, 2000 г.) о положении в сельскохозяйственном машиностроении: «Объем товарной продукции на предприятиях отрасли сократился почти в 13 раз, в том числе по тракторостроению – в 10, по сельскохозяйственным машинам для растениеводства более чем в 14, по машинам и оборудованию для животноводства и кормопроизводства – в 38, по двигателестроению – в 8, по компонентам машин и запасным частям – в 17, а по использованию производственного потенциала – в 13-25 раз». Надо подчеркнуть, что на фоне сокращения отечественного производства в РФ идет лоббирование иностранной техники. В 2000 г. импортные комбайны захватили 25% российского рынка. Это несмотря на то, что, по данным «Ростсельмаша», средняя цена импортного комбайна на нашем рынке составляет 220000 долл., а российского – 50000 («Ведомости», 9 июля 2001). Захват российского рынка зарубежными производителями техники сопровождается сильным идеологическим давлением, формированием отрицательного отношения к отечественным машинам, преувеличением их качественных недостатков при замалчивании важных для российской действительности достоинств. Так, много говорится, например, что российские комбайны допускают повышенные, по сравнению с американскими аналогами, потери зерна при уборке. Это действительно так, но технические преимущества американских машин оплачены столь непропорционально большим завышением цены (более чем в 4 раза дороже отечественных аналогов), что массовые закупки этих машин становятся нереальными. Российское село может быть обеспечено только отечественными машинами. Их можно и нужно улучшать, но лишь на основе развития собственного машиностроения. Что же касается потерь зерна, то следует учесть известные данные: на уборке урожая 2000 и 2001 гг. в Северо-Кавказском регионе были использованы арендованные у Турции американские комбайны (с их комбайнерами). В оплату за аренду и работу была отдана треть собранного этими комбайнами зерна. Таким образом, можно считать, что на российских полях американские комбайны допускают потери трети зерна – помимо того, что оставляют безработными российских комбайнеров. У отечественных комбайнов даже второго поколения, которые выпускались в 1972-1985 гг., потери зерна достигали 10-12%[1]. Приведем данные еще о некоторых подотраслях машиностроения. Уже говорилось, какое значение для смягчения нынешнего тяжелого положения России, а также для накопления средств для выхода из кризиса и будущего развития имеют добыча газа и нефти. Однако в этих отраслях приближается критический период истощения тех месторождений, которые были разведаны и обустроены в советское время (в нефтедобывающей промышленности этот момент наступит позже, но столь же неминуемо, как и в газовой промышленности). В обозримом будущем равноценной замены выводимым из эксплуатации или малопродуктивным скважинам не предвидится, так как с начала реформы происходило быстрое свертывание разведочного бурения на минеральные ресурсы. Вести такую разведку мог только мощный государственный научно-производственный комплекс. Приватизация промышленных предприятий и демонтаж отраслевой научно-технической системы парализовали геологоразведку. На рис. 4-31 представлена динамика глубокого разведочного бурения на нефть и газ, а на рис. 4-32 – на другие минеральные ископаемые. Хотя масштабы последнего на порядок меньше, чем разведочное бурение на нефть и газ, значение его столь же велико. Здесь объем бурения сократился в 30 раз. Рис. 4-31. Глубокое разведочное бурение на нефть и газ в РСФСР и РФ, тыс. м.

Рис. 4-32. Глубокое разведочное бурение на химическое сырье, минеральные и термальные воды в РСФСР и РФ, тыс. м.

 Многократно большие объемы бурения требуются при освоении разведанных месторождений. До 1991 г. проведение этих работ было обеспечено тем, что Россия располагала высокоразвитым производством турбобуров. Это производство было в полном смысле слова ликвидировано в первые же два года реформы, и к 1999 г. оно сократилось по сравнению со стабильным уровнем 80-х годов в 130 раз. Динамика этого процесса показана на рис. 4-33.  Рис. 4-33. Производство турбобуров в РСФСР и РФ, тыс. секций

 Скажем вкратце о транспортном машиностроении. Одним из узких мест на транспорте всегда была нехватка товарных вагонов. После расчленения единого планового хозяйства СССР эффективность использования подвижного состава на железных дорогах значительно снизилась. Если бы в целом не упал так резко объем производства, сегодня экономика испытывала бы исключительно резкий «голод», нехватку вагонов. Нехватка вагонов остается скрытым ограничением возможностей развития хозяйства, поскольку их производство сильно упало и с 1998 г. остается на очень низком уровне. Если в конце 70-х годов в РСФСР за год производилось около 33 тыс. вагонов в год, то сейчас выпуск держится на уровне около 4 тыс. в год. Лишь в 2001 г. он поднялся до 6,5 тыс. Экспорт и импорт вагонов носят нерегулярный характер и на положение дел не влияют. Так, в 2000 г. был экспортирован 2471 вагон, а закуплено за рубежом 1843. Динамика производства представлена на рис. 4-34.  Рис. 4-34. Производство грузовых магистральных вагонов, шт.

 Производство пассажирских вагонов в ходе реформы также испытало резкий спад (в 3,5 раза), однако после 1998 г. наблюдается его заметный рост (см. рис. 4-35).  Рис. 4-35. Производство пассажирских вагонов в РСФСР и РФ, шт.

 Экспорт и импорт пассажирских вагонов невелики. В 2000 году было экспортировано 110 вагонов, а импортировано – 25, т.е. превышение экспорта над импортом составило 85 штук при объеме выпуска 797. Отдельно стоит сказать о вагонах метрополитена. За годы реформы их производство упало более чем в 10 раз (см. рис. 4-36). Поскольку поступления этих машин по импорту нет, их недостаток ведет к перегрузке и быстрому износу имеющегося в метрополитенах Российской Федерации вагонного парка.  Рис. 4-36. Производство вагонов метрополитена в РСФСР и РФ, шт.

 В больших городах метрополитен является главным средством общественного транспорта и осуществляет массовые перевозки пассажиров, поэтому старение его материально-технической базы в скором времени создаст острые социальные проблемы. В среднесрочной перспективе значительные трудности на железнодорожном транспорте могут возникнуть и из-за резкого сокращения производства тепловозов.  Рис. 4-37. Производство магистральных тепловозов в РСФСР и РФ, секций

 В 70-80-е годы ежегодный выпуск этих машин поддерживался на стабильном уровне около 70 секций. Уже в 1991 г. выпуск тепловозов упал до 39 секций, а затем стал очень нерегулярным, в среднем с производством 10-12 секций в год. В 2000 г. он поднялся до 21 секции, а в 2001 г. до 22 секций, но говорить об устойчивой тенденции к росту пока рано. Важно, что за десять лет реформ транспорт уже недополучил очень большое число тепловозов. Важнейшей («системообразующей») для всего народного хозяйства отраслью машиностроения является станкостроение. Основу его составляет производство металлорежущих станков. Здесь в годы реформы произошел обвальный спад производства – более чем в 10 раз с конца 80-х годов. Динамика этого процесса представлена на рис. 4-38.  Рис. 4-38. Производство металлорежущих станков (включая станки для ремонтных мастерских сельского хозяйства) в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Нередко приходится слышать, что в СССР требовались крупные технологические сдвиги в металлообработке, переход от резания к более прогрессивным способам изготовления металлических изделий. А значит, не было нужды наращивать парк металлорежущих станков. Действительно, назревала технологическая модернизация металлообрабатывающего производства, но деградация станкостроения никак к модернизации привести не может. Столь крупные технологические сдвиги – длительный и сложный социальный процесс, связанный как с постепенной сменой типов оборудования, так и переучиванием работников. Импорт металлорежущих станков из стран СНГ составил в 1997 г. 5 тыс. штук, а экспорт в страны СНГ – 2 тыс. штук. Импорт из стран вне СНГ в том же 1997 г. был равен 12,4 тыс. штук, а экспорт за рубеж СНГ – 2,6 тыс. штук. При том, что отечественное производство металлорежущих станков составляло тогда 9,4 тыс. штук, это означает, что на рынке РФ наряду с 4,8 тыс. станков отечественного производства находилось уже 17,4 тыс. импортных станков. В 2000 г. на российском рынке было 20,3 тыс. импортных станков против 3,8 тыс. станков отечественного производства. То есть в ходе реформы отечественные производители оказались в большой степени вытеснены с рынка станков в РФ. Особо надо сказать о производстве станков высокой и особо высокой точности, а также станков с числовым программным управлением (ЧПУ). Это – технологически наиболее передовая область станкостроения. В 80-е годы она быстро развивалась, так что к концу десятилетия в РСФСР 23% выпускаемых металлорежущих станков были снабжены ЧПУ, а 11% относились к категории станков высокой и особо высокой точности. Это производство понесло самый большой ущерб, как видно из рис. 4-39.  Рис. 4-39. Производство металлорежущих станков с ЧПУ в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Если в 1990 г. в РСФСР было выпущено 16,7 тыс. станков с ЧПУ, то в 1996-1999 гг. их выпуск составлял по 100 штук в год – в 167 раз меньше[2]. В 2000 г. производство таких станков выросло в два раза – на сотню штук – и составило 200 станков. В 2001 г. тенденция к росту сохранилась – было выпущено 257 станков с ЧПУ. Следует подчеркнуть, что речь идет не просто об уменьшении числа выпускаемых станков с ЧПУ, но и о том, что более наукоемкое производство оказалось подорванным в наибольшей степени – при сокращении общего выпуска металлорежущих станков произошла не модернизация ассортимента, не снятие с производства устаревших типов, а, наоборот, технологический регресс – резко уменьшилась доля прогрессивной продукции в общем объеме производства. Аналогично, доля станков высокой и особо высокой точности в общем объеме производства металлорежущих станков упала с 22,8 % (1989 г.) до 1,3% в 1999 году.  Рис. 4-40. Удельный вес станков с числовым программным управлением в общем объеме производства металлорежущих станков в РСФСР и РФ, %

 Важным направлением модернизации металлообработки в 70-80-е годы была замена резания другими способами обработки – ковкой и прессованием. С этой целью быстро развивалось производство в РСФСР кузнечно-прессовых машин. С середины 80-х годов выпуск этих машин стал снижаться, а в годы реформы это направление было практически свернуто, и производство машин резко упало – почти в 40 раз. Оживления его не наблюдается до настоящего времени. Динамика этого процесса показана на рис. 4-41. Надо подчеркнуть, что за время реформы был практически прекращен выпуск кузнечно-прессовых машин самого высокого технологического уровня – с числовым программным управлением. В 1990 г. в РСФСР было произведено 370 таких машин, а в 1997 г. в РФ – 3 штуки, в 1998 – 4 шт., а в 1999 г. – 1 штука. В 2000 г. производство несколько выросло – до 5 штук.  Рис. 4-41. Производство кузнечно-прессовых машин в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 В результате реформы была разрушена важная наукоемкая отрасль машиностроения, предназначенная для разработки и производства автоматических и полуавтоматических линий для металлообработки и машиностроения. К 1985 г. отечественная промышленность вышла на уровень производства 754 комплекта линий, максимума их выпуск достиг в 1987 г. (802 комплекта), а с 1991 г. началось обвальное снижение выпуска. В 1996 и 1997 гг. он составил 29 и 30 комплектов. Рассмотрим пару примеров из области машиностроения для легкой промышленности. Самое массовое производство в ней – текстильное. В нем две главные операции – прядение и ткачество. В 70-е годы в РСФСР производилось около 3,5 тыс. прядильных машин в год. Машин улучшенного типа выпускалось в 80-е годы около 2,2 тыс. в год. С середины 80-х годов ожидалась очередная модернизация этих машин. Однако начавшаяся реформа привела просто к свертыванию производства – выпуск прядильных машин упал к 1998 г. до 3 штук в год! Спад производства в тысячу раз означает, по сути дела, его ликвидацию. Заметных изменений не происходит и в самые последние годы (рис. 4-42). Машиностроительное производство, практически остановленное 15 лет назад, потребует для своего возрождения огромных средств. Но отказ от отечественного производства столь массовых машин и переход на их импорт обойдется еще дороже.  Рис. 4-42. Производство прядильных машин в РСФСР и РФ, шт.

 Судьба производства ткацких станков аналогична. Наивысшего уровня их выпуск достиг в середине 70-х годов, в ходе модернизации текстильной промышленности. В 80-е годы сохранялся почти стабильный уровень производства – 20-22 тыс. штук в год. Выпуск ткацких (рис. 4-43) станков за годы реформы упал в 180 раз, и восстановления этого производства не наблюдается.  Рис. 4-43. Производство ткацких станков в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Особенно резко сократилось в ходе реформы производство наукоемких изделий и приборов. Поскольку состояние этих производств во многом предопределяет безопасность страны, ссылки на то, что отечественные изделия не выдерживают конкуренции импортных образцов, несостоятельны – поддерживать производственный потенциал таких отраслей приходится независимо от рентабельности. Так, по сравнению с 1990 г. в 2000 г. сократилось производство персональных ЭВМ в 12 раз, радиоприемных устройств в 15 раз, магнитофонов в 897 раз, телевизоров в 4 раза. Отечественная промышленность обеспечивала массовый спрос на телевизоры вполне приемлемого качества при низкой цене и отправляла значительную часть продукции на экспорт.  Рис. 4-44. Производство телевизоров в РСФСР и РФ, тыс. шт.

 Решение демонтировать ее вместо того, чтобы улучшить качество (в том числе за счет кооперации с зарубежными фирмами, импорта некоторых компонентов, например, кинескопов), не может быть объяснено разумными экономическими соображениями. С середины 90-х годов наблюдалась тенденция к сокращению как экспорта, так и импорта телевизоров. Но если экспорт по сравнению с 1997 г. в 2000 г. уменьшился в 40 раз, то импорт – в 2 раза. При этом превышение импорта над экспортом растет непрерывно – в 1997 году оно равнялось 397 тыс. телевизионных приемников, а в 2000 г. уже 609 тыс.


[1] Васильев Д.И. Контроль качества обмолота и технологических режимов зерноуборочных комбайнов. – «Контроль и управление технологическим процессом комбайновой уборки зерновых культур». Новосибирск, 1988, вып. 4. При этом причиной потерь было не только качество техники. Потери, по словам автора, возникали в результате «плохой подготовки комбайна, нарушения режимов работы и небрежного отношения к своим обязанностям комбайнера». Это – факторы социокультурные, а не технические.[2] Между приводимыми в статистических справочниках абсолютными и относительными показателями выпуска станков с ЧПУ для 1996-1999 гг. есть небольшие расхождения, но их величина незначительна.

Комментирование закрыто, но вы можете использоватьобратную ссылку и пинги.